Новости

Сегодня отмечается Международный день архивов

9.06.2018

В честь профессионального праздника мы обратились с самыми обычными и не очень вопросами к историку, директору государственного архива Белгородской области, Павлу Субботину. Благо знаем мы друг друга давно, и Павел Юрьевич не раз помогал нам в архивных изысканиях.
Первое, что приходит в голову, когда речь заходит о сотруднике архива - седовласый старец, разбирающий бумажные сокровища. Как обстоит все на самом деле: какие требования предъявляют к соискателям? Из чего состоит обычный рабочий день? 
В архиве работают совершенно разные люди и по роду деятельности, по профессии, по возрасту. Есть ветераны архивной службы, проработавшие здесь по 20-30 лет, а есть и молодёжь. Причём, молодые специалисты составляют до половины личного состава, в том числе – среди руководителей подразделений. Требования к соискателям исходят из должностных обязанностей – к собственно архивистам одни, к инженерам вторые, к техперсоналу третьи, но без слаженной работы всех и каждого архив нормально не сможет функционировать.

Есть ли какие-то сленговые слова, которые вы используете в работе?

Практически нет. Нам достаточно русского литературного.

Нужны ли специальные документы или запросы на посещение архива?

Если человек приходит изучать историю для написания курсовой, диплома или диссертации, то требуется письмо-направление от учебного заведения с указанием темы исследования. То же самое, учреждения или организации посылают к нам своих сотрудников для прояснения вопросов истории. Если человек пришёл от себя лично – достаточно заявления и паспорта. И, конечно, если человек нуждается в справке социально-правового или имущественного характера, то необходимо так же заявление с копиями подтверждающих документов. В целом, чтобы прийти в архив, каких-либо специальных документов не требуется – достаточно быть гражданином Российской Федерации.

Проводятся ли экскурсии в архиве? Или это закрытое учреждение?

Экскурсии проводятся на регулярной основе. В их число входит просмотр текущих выставок (до двух одновременно), знакомство с архивохранилищем и оригиналами документов, осмотр микрофильмирующего и цифрующего оборудования в лаборатории, мастер-класс в читальном зале. Иногда, по желанию, показываем машинный зал в подвале – это место, напоминающее трюм океанского лайнера, не оставляет равнодушным никого. Даже меня. До сих пор.

Какой он типичный посетитель архива?

Как мы с Вами. К нам приходят абсолютно все.

В каком виде хранится информация в архивах – это только бумажные свидетельства или еще какие-то носители?

У нас есть отдельный фотофонд, страховой фонд документов на микропленках, а также оцифрованные документы. Но, в целом, основа, конечно, это бумажное наследие.

Белгородский архив – это большое современное учреждение. И большая часть документов, наверняка, уже оцифрована. Не осталось ностальгии по прежним временам?

По поводу оцифровки документов наше общество на всех его уровнях отчасти находится в плену определённых иллюзий. Во-первых, оцифровка документов – не панацея от всего и для всего. Оцифрованные массивы документов хороши для оперативного использования в пропаганде исторического наследия, подготовке справок для населения, в публикациях и в СМИ. Однако, электронные носители при всей их современности не обеспечивают нам самого главного – прочной уверенности в сохранности информации. В этом смысле, оцифровка важна для оперативного использования наиболее востребованных документов, но упор в работе всех архивов нашей страны по-прежнему делается на сохранении бумажных оригиналов. Очарование всеобщей компьютеризацией и современными гаджетами – это хорошо, но во всём нужна трезвость и понимание. В нашем архиве оцифровка документов идёт больше десяти лет и уже проделана огромная работа. Но до полного её окончания еще очень далеко. Сказывается нехватка оборудования и рабочих рук. На текущий момент полностью оцифрованы все описи архивных документов, все метрические книги Белгорода и Белгородского уезда, весь фотофонд, сейчас продолжается работа по оцифровке документов областной администрации, метрических книг и районных газет 1930-х годов. Впереди ещё годы работы.

Каким образом документы попадают в архив? Как происходит наполнение фондов?

От источников комплектования (фондообразователей) – учреждений, организаций и частных лиц. Проводится экспертиза ценности, отбирается всё самое важное и комплектуется отдельный фонд.

Есть ли документы, которые хранятся у вас, но закрыты для общественного доступа? Кто определяет степень секретности?

Конечно. По наследству от Советского Союза нам достался объем документов на секретном хранении. Как правило, это сведения о раскулаченных и лишенных избирательных прав, а также ряд других документов, касающихся судеб людей. Степень секретности была определена государственными органами еще в советский период. Сейчас в области действует комиссия по рассекречиванию и когда подходят сроки снятия секретности – такие документы переходят в разряд общедоступных.

Архив – государственное учреждение, а кто выступает в роли контролирующего органа?

Управление по делам архивов Белгородской области.

Случалось ли так, что во время работы вы случайно натыкались на неожиданный документ, который приводил к новым открытиям или раскрывал ранее неизвестные факты?

Ежедневно. Если бы люди знали, сколько открытий можно сделать на архивных документах, нам бы потребовалось в пять раз больше читальных залов. Архивные документы – это непрерывные открытия. Даже больше – рушатся штампы, клише, домыслы и всё наносное. Прошлое нашей страны, нашего народа видится совсем в ином свете.

Бывало, что вы вообще забывали о времени, настолько оказывались поглощены исследованием?

Неоднократно. Это как машина времени. Кто-то мечтает о её изобретении. А мы в этой машине времени работаем. Каждый день.

Если бы представился случай, в какую историческую эпоху хотели бы перенестись?

Сложный вопрос. Вероятно, во вторую половину XIX века – в царствование Александра II и Александра III.

Когда вы были ребенком, увлекались ли поисками кладов?

Увлекался всем понемногу.

Был ли у вас лично опыт работы в археологии? На раскопках, «в поле»?

На раскопках, конечно, присутствовал. Но я архивный человек. У нас свои артефакты, свои Трои и Помпеи. Своя Вселенная. Каждому нужно идти свой путь при уважении, разумеется, к труду и жизни всех коллег, единомышленников и просто людей, влюблённых в историю нашей страны, в наш народ.



Дополнительные материалы (3)

 
 
 





Посмотреть все новости